Wellbeing – часть вторая: счастье как бизнес-модель

26 марта
Оксана Пикулёва, доктор психологических наук
Wellbeing – часть вторая: счастье как бизнес-модель
В первой части статьи о wellbeing Оксана Пикулева –  доктор психологических наук, основатель проекта «Университет культуры счастья» – рассказала о вариантах трактовки этого понятия и корпоративных wellbeing-программах. В продолжение истории Оксана Анатольевна рассказывает о научном взгляде на понятие счастья, его составляющих, частных формулах и возможности контролировать его субъективный уровень.

О содержании понятия «счастье» рассуждали во все исторические эпохи, однако только в  конце 1970-х о нем заговорили не только философы и психологи, но и экономисты. Благодаря исследованиям влияния уровня счастья на экономику государства, это понятие приобрело  экономическую категорию. Возникло даже новое научное направление — «Экономика счастья», на стыке трех наук: экономики, социологии и психологии.

Драйвером нового направления послужили работа группы американских ученых под руководством Ричарда Истэрлина, которая обнаружила, что доходы американцев за исследуемый период существенно выросли, а доля счастливых людей практически не изменилась. Полученные выводы были названы «парадоксом Истэрлина» (R. A. Easterlin, 1974). Эти исследования вызвали широкий резонанс в научных кругах, поскольку выводы ученых поставили под сомнение традиционное стремление общества к увеличению потребления в виде достижения роста реального ВВП на душу населения. Если рост потребления не делает людей счастливее, то от чего тогда зависит уровень счастья?

Теперь чуть пристальнее взглянем, чем заинтересовались экономисты в 2000-х годах.

Во-первых, в 2006 году появился Международный индекс счастья (Happy Planet Index), суть которого заключается в измерении уровня субъективного благополучия, которые ощущают жители разных стран. Это комбинированный показатель, который измеряет достижения стран мира и отдельных регионов с точки зрения их способности обеспечить своим жителям счастливую жизнь. Главная задача индекса — отразить «действительное» благосостояние наций. Для сравнения уровня жизни в разных странах используются значения ВВП на душу населения или ИЧР (индекс человеческого развития), но эти индексы не всегда могут отразить реальное положение вещей. В частности, сравнение значения ВВП считается неуместным, поскольку конечная цель большинства людей быть не богатыми, а счастливыми и здоровыми. Как следствие, сегодня уже многие страны начали позиционировать себя, как государства, стремящиеся сделать своих граждан более счастливыми людьми, и даже вводить показатели эффективности работы правительства в терминах уровня благополучия жителей.

Во-вторых, появились ролевые модели для корпоративных культур, которые объявили ориентацию на счастье сотрудников и клиентов своей ключевой повесткой. В частности, этому посвящена известная книга Тони Шей «Доставляя счастье. От нуля до миллиарда. История создания выдающейся компании из первых рук» (кейс компании «Zappos»). В заявлении о целях компании Тони так резюмировал свое понимание миссии бизнеса: «Цель Zappos — делать счастливыми своих сотрудников и клиентов».. Им были предложены три взгляда на то, что такое счастье:

1. Сотрудники компании счастливы, когда чувствуют, что их судьба находится в их собственных руках; когда у них есть множество возможностей для обучения, карьерного роста, участия в жизни компании и реализации своих интересов.

2. Анализ пирамиды потребностей Маслоу в применении к бизнесу позволяет определить счастье для клиентов, сотрудников и инвесторов компании как удовлетворение потребностей высшего порядка — в признании, уважении со стороны окружающих и самореализации.

3. Счастье в общем смысле — единство трех видов удовольствия: от покорения новых высот, от полного погружения в любимое дело и от достижения высших жизненных целей (Тony Hsien, 2010).

Кроме того, в  последние десятилетия было проведено множество исследований внутри компаний, доказывающих, что благополучие напрямую влияет на наше состояние, а также лежит в основе вовлеченности и влияет на мотивацию на рабочем месте. Так, в 70 % случаях на нашу вовлеченность и продуктивность влияют стрессы, отношения в семье, личные заботы (W. Waylt, 2005).

На сегодняшний день есть корпоративные отчеты, доказывающие устойчивые положительные результаты внедрения программ благополучия:

  • Компании с высоким уровнем благополучия достигают лучших бизнес-показателей: у них в 2 раза выше вовлеченность сотрудников, на 70 % меньше сотрудников в стрессе, на 6 дней меньше пропусков по болезням, выше доход компании.
  • 86 % работодателей сообщили, что благополучие — фактор, который имеет наибольшее влияние на вовлеченность. 74 % рассматривают программы благополучия в качестве важного элемента ценностного предложения работодателя.
  • Некоторые исследования показывают, что в компаниях с благополучными сотрудниками удовлетворенность клиентов выше на 10 %, стоимость акций — на 12 %, продажи в расчете на одного сотрудника — на $27 000 в год.
  • Исследования показали, что каждый доллар, инвестированный в программы благополучия, экономит $7 на медицинских расходах.

Источники можно посмотреть здесь, здесь и здесь.

Показать реальные результаты внедрения корпоративных программ благополучия не так легко, поскольку большинство компаний не измеряют их влияния (ROI), но некоторые данные все же есть. Например, компания  Saint Gobain заявила, что получила благодаря таким программам миллион долларов прибыли, а компания Schneider Electric сообщила, что каждый инвестированный в программы благополучия евро приносит 4,5 (по данным К. Бубновой, 2019).

В общем, к середине 2010-х годов стало понятно, что счастливые люди работают лучше. Постепенно тема благополучия и счастья отдельных людей становится более  устойчивой в экономической и корпоративной лексике. В 2012 году Генеральная Ассамблея ООН даже учредила Всемирный день счастья, назначив его на 20 марта. Представители разных стран решили таким образом поддержать идею о том, что мечта о счастье является общей для всех жителей земного шара.

Личный уровень счастья

Что же такое счастье на житейском уровне? Наиболее общее определение трактует его как ощущение полноты жизни, самореализации, радости и удовлетворенности. Но в частных случаях формула счастья будет индивидуальной. Причем совершенно не имеет значения, кого мы будем спрашивать — ученых или практиков. Дело в том, что у каждого из нас своя картина мира и, соответственно, своя ментальная модель счастья. Например, Аристотель полагал, что «Счастье — главный смысл человеческий жизни», а Зигмунд Фрейд считал, что «Сделать человека счастливым не входило в замыслы Творца». Как мы видим, эти позиции диаметрально противоположны. Виктор Франкл полагал, что стремиться к счастью глупо, а погнавшись за ним, его никогда не получить. И что оно возникает как побочный эффект и, как бабочка, садится на плечо к вам, когда вы нашли свои смыслы.

img
«Копаться в себе и собственной эмоциональной сфере очень полезно — можно, подкрутив гайки, научиться испытывать заметно больше удовольствия и меньше нервничать по пустякам». Михаил Завилейский — лидер глобального организационного развития DataArt — о счастье и благополучии на работе.

Так и все мы — думаем о нем по-разному. Общее только одно — представления о собственном счастье или несчастье мы носим между двумя ушами, в голове. Наш мозг определяет степень нашей «счастливости». Поэтому, если мы хотим разобраться с этим вопросом решительно и всерьез, разобраться надо, в первую очередь, с самим собой.

Например, мы можем размышлять в парадигме «счастье не цель, а мировоззрение». И если мы думаем так — это наша первая победа над широко распространенным стереотипом, что счастье находится где-то вовне и его нужно найти. Исследования Сони Любомирски (Lybomirsky, 2010) доказали, что изменение внешних обстоятельств (достижения, рост доходов, материальные приобретения и др.) влечет повышение субъективного уровня счастья всего лишь на 10 %, а остальные 90 % приходятся на базовый уровень счастья: 50 % из них дается нам от рождения на генетическом уровне, а 40 % — приобретаемый в процессе жизни уровень — приходятся на диапазон наших эмоционально-поведенческих действий. Т. е. формулу счастья по модели С. Любомирски можно представить в виде уравнения:

С = У + О + З, где

С — уровень устойчивого, продолжительного счастья,

У — унаследованный уровень счастья, определяемый генетикой,

О — внешние условия

З — зависящие от человека причины

И вот этим, последним поведенческим уровнем мы и можем осознанно управлять, делая свое мироощущение более счастливым. Осознанно управляя своими действиями и мышлением, мы можем повышать собственный уровень счастья в диапазоне 40 %. Это много, я считаю.

      По моим наблюдениям за участниками тренингов, такое мировоззрение можно постепенно в себе взрастить. Например, если мы следуем тезису академика Льва Ландау «Главное — научиться радоваться жизни», то фокусируемся на поиске и идентификации мозгом радостных моментов. Такие всегда найдутся в процессе (а не только в результатах). Масштаб таких радостей значения не имеет, важна привычка замечать и фиксировать их для себя. В результате мы научаемся быть благодарными даже за мелочи, а из маленьких радостей складывается общий фон нашего настроения. Тот самый Счастливый Образ Жизни, аббревиатуру которого — СОЖ — я стараюсь  в последнее время популяризировать в бизнес-среде.

COЖ как личный манифест в условиях VUCA-мира

Счастливый Образ Жизни — это система личных навыков и привычек, которые помогают нам ощутить всю полноту, красоту, радость и смысл нашей жизни. По сути, модель СОЖ можно представить как настройку личной оптики — систему когнитивных и эмоциональных фильтров мировосприятия. И эту систему мы можем регулировать: то есть, каждый из нас может посмотреть на счастье через призму саморегуляции.

И если нам хочется повысить свой уровень СОЖ, научиться запускать внутренний драйвер радости, нам надо внедрить в свою жизнь новые привычки на трех уровнях:

  • когнитивном (научиться думать по-другому);
  • эмоциональном (научиться реагировать по-другому);
  • поведенческом (научиться действовать по-другому).

И здесь важно помнить, что на этом пути к СОЖ есть серьезные барьеры, которые живут внутри нас самих:

·  Обесценивание понятия «счастье»;

·  Перфекционизм;

·  Гедоническая адаптация;

·  Нивелирование ценности процесса (в борьбе за результаты);

·  Погоня за превосходством;

·  Требование внимания или замкнутость;

·  Чрезмерный контроль;

·  Недоверие к окружающим;

·  Недоверие к жизни;

·  Неосознанность.

В общем, все просто — если мы сможем эти барьеры преодолеть, то сможем научиться жить более осмысленной и счастливой жизнью, ощущать больше радости от жизни в целом  и работы в частности.